31 декабря 2017 г.

Когда вырастают крылья.

Рассказ-свидетельство
Ранней весной на заводе был объявлен субботник. Новый директор был молод, полон сил и с его приходом всё вокруг изменилось. За зиму в цехах уже был наведён порядок, заработали душевые, комната отдыха. И теперь все силы были брошены на преобразование территории завода. Игорь взял лопату и решил вскопать небольшой участок земли около цеха. Ребята подсмеивались над ним: «Ну, Игорёк, ты под стать директору, ух как загорелся чистотой и порядком». 
Игорь вскопал участок, а на следующий день принёс и посадил саженец яблони. Не пропадать же труду. Мужики подшучивали над ним, а пожилой рабочий, Иван Семёнович, подошёл, похлопал по плечу и сказал: 
– Смотрю на тебя, Игорь, землю ты любишь, хотя в квартире живешь. 
– Семёнович, так я вырос на земле. Пока отец жив был, в своём доме жили. А как умер, мама дом продала и купила две квартиры на окраине города. Брат после армии жениться собрался, ему однокомнатную. А я с мамой в двушку переехал, подростком ещё был. Она сильно болела. Потом умерла, а я женился; так и живём в квартире. 
– Да я вот слышал, у тебя детей много. 
– Шестого ждем. Благословляет нас Господь детками. 
На заводе многие знали, что Игорь из верующих, он этого не скрывал и при случае всегда заводил разговор о Спасителе. И, как всегда бывает, кто-то над ним подшучивал, кто-то вопросы задавал. Но были, кто явно высказывал своё мнение о рождении детей: «Разводят нищету». Игорь в спор не вступал и не оправдывался. «Это моё благословение» – говорил он и улыбался. Но в этой фразе и улыбке было что-то такое, что заставляло замолчать недоброжелателей. 

Каждый день Иван Семёнович подходил к Игорю, то одно спросит, то другое. Как будто о чём-то думал. Думал, думал и надумал. 
– Игорёк, у меня к тебе дело есть, – начал он, – у меня есть в селе, в десяти километрах отсюда, дом. Ну, вообще дом, это громко сказано. Саманная хата на хорошем фундаменте: две комнаты, кухня, большой коридор. Земли двадцать соток. Поезжай с семьёй, посмотри, хочу подарить вам. Мне одному это уже не нужно. Квартира есть, а землю обрабатывать – сил нет. Сын с семьёй в Москве. Работа у них хорошая, заработная, за хату и слышать ничего не хочет. Мы с ним решили, что до пенсии доработаю и уеду к нему. У меня внук есть, пообещали внучку подарить, если нянчить приеду – усмехнулся Иван Семёнович. 

– Иван Семёнович, а сколько ты хочешь за свой подарок? 
– Игорёк, ничего не хочу, долг там есть, заплати и занимайтесь. Яблочками, грушами угощать будешь и хватит. Землю жалко, заросло всё. 
– Подумать надо, Семёнович, неожиданно как-то. 
– Подумай, подумай, с женой посоветуйся. 
До конца рабочего дня Игорь мысленно молился: «Господи, от Тебя ли это? Где это видано, чтобы просто так дарились такие подарки». Их семья давно молится, чтобы Господь усмотрел какое-то расширение для них. За прошлый год лоджию утеплили, получилась хорошая комната для него и жены Марины. Рядом комната для девочек, а спальню отдали мальчикам. Не роскошно, но дружно. Молитвы родителей и умение Марины сплотить, заинтересовать детей бесследно не проходили. 

Вечером Игорь, собрав свою семью на вечернюю молитву, рассказал об интересном предложении дяди Ивана. Дети радовались, и как не старался Игорь, чтобы не растревожить воображение детей, ничего у него не получилось. Решили в субботу поехать посмотреть. Дети ждали поездки с нетерпением, молились, чтобы дядя Иван не передумал. Каждый день спрашивали отца: «Папа, а дядя Иван не передумал?» В субботу ребята встали раньше родителей, и как не просила Марина их угомониться, ничего не помогало. Пришлось вставать и идти к тестю за «бусиком». 

Всю дорогу мечтали девочки, что посадят цветы и клубнику. Олечке восемь лет, а Ирочке четыре. У них на подоконнике много цветов, и у Ирочки есть маленькая леечка, которой она поливает цветы. Николаю двенадцать, а Петру десять, и они решили, что надо сажать картофель. Это нужнее для их семьи. Антону шесть лет, он внимательно слушал спор детей и решил: «Что мама скажет, то и посадим». 

Подъехали к дому по указанному адресу. Открыв калитку, сразу все немного успокоились и притихли. Марина положила руки на живот и покачала головой: «Дорогой мой, какая же с меня здесь помощница?». До родов Марине оставалось две недели, а работы здесь было столько, что городскому человеку станет страшно. 
– Мам, да мы сами всё делать будем, – Коля испугался, что мама откажется от такого подарка. 
Весь огород был заросший травой, и хоть была весна, сухие, толстые стебли стояли слегка наклонившись. Да, и домику нужен был ремонт. 
– Ничего, это на первый взгляд страшно, – решил подбодрить жену Игорь. 
– Мамочка, представь, что это наше сердце, и мы его будем очищать от сорняков, – Оля обняла маму. 
Марина хотела улыбнуться, но у неё это не очень получилось. 
– Ну, что приуныла, посмотри, какие у тебя сыновья растут. Ты будешь только кушать готовить. Мы приедем жить сюда только на летние каникулы, – обнимая, успокаивал Игорь. Ему не было грустно, он знал, что Господь поможет, силы и помощь пошлет, ведь это Его подарок. 

Домой возвращались уставшие, довольные. Теперь в их семье началась интересная трудовая жизнь. Каждую субботу вся семья приезжала на фазенду, так дети назвали подарок Ивана Семёновича. А Марина с новорожденной Наташенькой оставалась дома. Дети работали с большим старанием, очень хотелось сделать для мамы радость, чтобы ей понравилось. Иван Семёнович несколько раз приезжал с ними, помогал подремонтировать крыльцо, ставни. Много беседовали они с Игорем о жизни. – Да, Игорёк, я почти в два раза старше тебя. Жизнь прожил, а только сейчас смысл её понимать стал. Только вот исправить уже ничего нельзя. У тебя детки хорошие, смотрю на них и радуюсь, как муравьи трудятся. Кому сказать, что весь порядок детскими руками наведен, не поверят. 
– Семёнович, ты нам подарок подарил, а мы тебе тоже хотим подарок сделать, – Игорь достал из машины Библию. – Читай. 
Иван Семёнович взял книгу: 
– Значит, подарками обменялись, – улыбнулся он, - только вот твой ценнее. 
Огород вспахали, сажать приезжали помогать тесть и тёща. Несколько раз приезжал брат Игоря с женой, Маринины две сестры и два брата с семьями. К лету загородный дом преобразился. В селе новости быстро распространяются. Соседи с любопытством смотрели на новых жильцов, обращая внимание на трудолюбивых детей. Приходили, знакомились, давали дельные советы. А Игорь свидетельствовал о Спасителе. Одни одобрительно и с уважением говорили: «Верующие, люди хорошие». Другие отмахивались. 

Только один сосед по меже, дед Трофимович, явно выказывал свое недовольство. Знакомиться не хотел, только ворчал. В следующий свой приезд Марина не узнала ни двора, ни домика. Первое впечатление оставило в памяти только серый цвет, а теперь, с малышкой на руках, она восторгалась. Деревья стояли зелёные, огород приведен в порядок, в домике чисто и уютно. На семейном совете решили переехать сюда на всё лето. Игорь возьмёт отпуск на месяц, а потом отсюда будет ездить на работу. Так и сделали. 

В первых числах июня, когда школьные занятия остались позади, все большое семейство переехало жить на фазенду. Этого дня дети ждали с нетерпением. Наташа спала в коляске. Ирочка играла с котятами. Марина готовила обед на улице под навесом, на печке, сложенной из кирпичей. Дети очень любили еду, приготовленную на огне. Марина посмотрела в сторону соседского забора. 
– Игорь, ты с соседом так и не познакомился? – она и сама несколько раз пыталась завести разговор, но дедушка сразу уходил. 
– Не хочет он разговаривать, рукой отмахивается и уходит. 
– Ты бы у Иван Семёновича о нём расспросил, – не унималась Марина, поглядывая в сторону соседнего дома. 
– Спрашивал. Семёнович говорит, что сломался он в жизни. Всех детей похоронил, жену. Было время, пил сильно, а потом пить бросил, нелюдим стал, тяжелую жизнь старик прожил, видно сердце в лёд превратилось. А вчера в огород гнилую картошку нам насыпал. Видно на детей рассердился, шумели вчера, на тачке друг друга катали. Для детей радость, а старику не по душе такое веселье. 

Подошла Оля и стала помогать накрывать на стол. Прибежали дети, наперебой рассказывая о своих успехах в сельском хозяйстве. А мысли Марины были заняты соседом. Помолившись, детвора взялись за ложки. Ох, и вкусно! На улице, и суп с дымком! В калитку вошла соседка Ольга Филипповна. 
– Здравствуйте. Вся семья за столом, проголодались, труженики? Коля встал и предложил гостье свой табурет. 
– Ладно, ладно, сиди, я ненадолго, – но все же к столу села. Многие стремились побывать у них, всем были рады. Всегда к столу пригласят, чаем угостят. Тепло и уютно было в этой семье. Будто и проблем у них не было. Марина налила в тарелку суп и поставила перед Ольгой Филипповной. 
– А пахнет-то как! И сыт будешь, не откажешься… 
Антон внимательно посмотрел на соседку: 
– Кушайте, кушайте, бабушка, мы уже помолились. 
– Интересные у тебя дети, Марина. А ты что на улице готовишь, у тебя что, газ закончился? 
– Нет, Ольга Филипповна, моим так больше нравится, с дымком. 
– Смотрю, вы уже обжились здесь, забор отремонтировали, покрасили, ставни новые. – Да, это Игорь с ребятами стараются, а я с Наташей только готовлю да стираю. 
– Ну, а сосед ваш как? Подружились? Марина грустно вздохнула: 
– Нет, не хочет разговаривать, сторонится нас. 
– Да не только вас. Как приехал в 70-х сюда, так и живёт дикарём. Здоровается редко с кем, а то повесит амбарный замок на свою калитку и нет его месяца два-три. Потом опять появится. Говорят, дочь у него где-то. 
– Ребята, вы не шумите сильно, не раздражайте дедушку, – наставляла Марина детей. Она посмотрела в сторону соседа: 
– Жалко старика. Ольга Филипповна, приходите к нам вечером, Библию почитаем, помолимся. Вы же Бога любите, и сказать вам есть что Ему. 
– Обещать не буду, подумаю. Вечером вся семья собралась на молитву, решили молиться и за соседа. Пришла и Ольга Филипповна со своей сестрой. Села в сторонке, то и дело вытирая слезы. 

Так прошёл месяц. Отпуск закончился, надо собираться на работу. Игорь потянулся, затем тихо встал, чтобы не разбудить жену. Наташенька ворочалась в своей кроватке, громко чмокая соской. Он посмотрел на дочь, улыбнулся, пришло время кушать. Взял на руки, поцеловал и нежно положил к жене под бочок, сам тихо вышел на крылечко. 

Красота-то какая. Птички щебечут, воздух свежий, трава зеленеет, цветы цветут. «Как всё устроил мудро Творец. Господь – Творец. И всё это для нас, для людей». Его мыс- ли прервал сильный кашель соседа. Игорь встал и позвал старика, но тот отвернулся и пошёл в дом. «Заболел, что ли, так кашляет?» 
Марина вышла на крылечко: 
– Ты уже собрался? 
– Марина, кажется, Трофимович заболел, кашляет сильно. 
Весь день Марина наблюдала за домом соседа, но он ни разу не вышел. 
– Коля, давай к дедушке сходим, пирожков отнесём, – обратилась она к сыну. 
– Ну, что ты мама, я его боюсь, вечно ходит и ворчит. 
– Коленька, он не всегда был такой. Когда-то он был маленький, как наша Наташенька, в его жизни холод и голод был. Человеку без Бога трудно жить. Вот он и стал таким. 
– Ладно, пойдём, только помолимся сначала, – ему стало очень жалко недружелюбного соседа. 
Мама погладила Колю по голове: 
– Проси благословения и пойдем. 
Приоткрыв скрипучую дверь, они в замешательстве остановились. В комнате было грязно и темно. Несвежий воздух бил в нос. По углам свисала паутина. Марина пересилила страх и подошла к кровати. На грязной постели лежал Трофимович с закрытыми глазами и тихо стонал. Она подошла и прикоснулась к его лбу рукой. Лоб был горячий, старик поднял отяжелевшие веки и простонал: 
– Что тебе надо? Кто тебя звал? 
– Трофимович, простите, мы не можем спокойно смотреть, как вы страдаете, и с вами нет никого рядом. 
– Смотри, какие жалостливые нашлись, – еле выдавил он из себя и сильно закашлял. Марина принесла из дома таблетки, заварила чай из трав и напоила старика. Температура начала падать, и он заснул. Николай и Петя стояли рядом и с состраданием смотрели на дедушку. 
– Мальчики, несите ведро с водой, порядок немного наведём. 
Пока старик спал, в комнате сняли грязные занавески, вытерли пыль, помыли пол. Комната наполнилась свежим воздухом. Трофимович открыл глаза, посмотрел вокруг, и первый раз Марина увидела в его взгляде благодарность. Целый месяц Марина и Игорь ухаживали за стариком. Теперь он лежал на чистой простыне, в чистой одежде. Помытый, с расчёсанными волосами, он казался помолодевшим. 

Как-то после работы Игорь понёс соседу ужин. Трофимович сидел на стуле за столом, по его щекам текли слёзы. 
– Что случилось, Трофимович? 
– Плохо мне, Игорек, очень плохо. Много зла в жизни сделал я, – слезы мешали говорить. – Всю жизнь прожил, как будто во мне два человека жили. Ведь про Бога с молодости знал. Сначала, как в церковь пришел, каждое слово, как глоток свежей воды впитывал. На Аннушке женился, хорошая жена у меня была, да вот только гонений испугался. Притеснять на работе стали меня. К следователю вызывали. Один раз так прижали… Испугался я, в тюрьму не хотелось. Подумал, подпишу их бумаги, а из сердца Бога они не вырвут. А как подписал бумаги-то, что-то внутри и оборвалось. Вроде все хорошо, а внутри пусто. От этой пустоты пить стал. Аннушка понять ничего не может, а я на ней все зло срываю. И понеслось все кувырком. Над верующими насмехаться стал, унижать. 

Старик, всхлипывая, вытирал слезы. Было видно, как он хотел избавиться от этого груза. 
– Двух деток похоронил. Говорил Аннушке, давай уедем, сначала все начать хотел. А в голове мысли: не на том основании строишь. Потухла моя Аннушка, головы не поднимала. А тут новая беда. Вера дочка родилась больная, на ножки не становится. Аннушка молится и плачет, а я на нее кричу, ругаюсь. А внутри: это ты виноват, зачем верующих обижаешь? Почему против Бога пошел? Два годика Верке было, Аннушка умерла. Завернул я дочку в одеяло и к тестю с тещей пошел, они у меня из баптистов были. В дом даже не зашел. Отдаю сверток теще и говорю: «Новую жизнь начинать буду. Уезжаю». Тесть смотрит на меня и говорит: «Трудно будет, не забудь….», – и пальцем в небо показывает, мол, Богу молись. А глаза у него ясные, чистые, всю жизнь перед глазами стоит и пальцем в небо показывает. 

Уехал на стройку работать, новую жизнь начал, пить бросил, а внутри: не на том основании строишь. Пробовал семью создать, не получилось. С начальником поругался. Рассчитался с работы. И сюда приехал. Опять жизнь новую начинать. Дом купил. Да такая тоска объяла меня, пустота в душе. Решил дочку найти. Совесть мучить стала, так что ночами спать перестал. Нашел ее кое-как, живет у тетки, у сестры Аннушки. Хроменькая она. На фабрике швейной работает. Увидела меня, обняла, как будто всю жизнь меня ждала и говорит: «Как я хотела тебя увидеть, ночами молилась, Господа просила о встрече». Погостил я у них и уехал. Стыдно, думаю, скажут, как состарился, так вспомнил. 

А как вы приехали сюда, вся грязь с глубины души поднялась. Злился на вас и на себя. А ведь я жизнь мог прожить по-другому. Игорь смотрел на старика: седые поредевшие волосы, глубокие морщины. Слезы катились из глаз. Сухими морщинистыми руками он, то и дело, вытирал их. «Кто ты, человек, перед Богом? Откуда берешь силы идти против Него? Как глупо познать Его в юности и пытаться прожить без Него. Для чего? Чтобы прийти к закату своей жизни измученным и жалким?» – Нет, Игорь не осуждал старика, его исповедь глубоко тронуло сердце. – Трофимович, хотите, я завтра братьев привезу к вам? 
– Очень хочу, Игорёк, очень. 
Сбросив с плеч тяжесть греха, Трофимович менялся на глазах. Теперь он стал добрым и разговорчивым дедушкой. Написал письмо дочери, предложил переехать к нему. Через две недели приехала Вера – скромная, богобоязненная женщина, прожившая тяжелую жизнь без родителей, но с детства наученная дедушкой и бабушкой крепко держаться пути Господа. Марина готовила кушать, когда Антон подбежал к ней: 
– Мама, мама, у дедушки крылышки растут. 
– Что ты говоришь, Антоша, какие крылышки? 
– Мама, он мне сказал, что хочет подняться и улететь. 
– Это, сыночек, у него душа радуется. Он от греха избавился, вот и легко ему стало. 
Антоша внимательно посмотрел на маму: 
– Интересные вы, взрослые…, что же он раньше от греха не избавился-то? Я бы давно с ним дружить начал. 

Лето подходило к концу, нужно было перебираться в город. Начинался новый учебный год. В октябре Трофимович перешел в вечность. Дочь Вера осталась жить в доме отца. В селе образовалась небольшая община верующих. На семейном совете Игорь, Марина и дети решили строить дом. Иван Семенович часто приезжал к ним помогать, принял водное крещение, но до пенсии не дожил. В последнее время он ходил с Библией в руках, свидетельствуя людям о Боге и своей жизни.
Е. Фенева 
  Журнал "Свет и Жизнь" №3 за 2016 г

Вам понравилось сообщение? поделитесь с друзьями в соц.сети. Спасибо.
Вы хотите оставить комментарий, но не знаете, КАК? Очень просто!
- Нажмите на стрелку рядом с окошком Подпись комментария.
- Выберите Имя/URL (это лучше, чем анонимно)
- Наберите своё имя, строчку URL можете оставить пустой.
- Нажмите Продолжить
- В окошке комментария напишите то, что хотели
- Нажмите Публикация
Спасибо вам!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваши комментарии вдохновляют на работу...спасибо.