7 августа 2012 г.

Что подарил мне Бог

 Не скажу, что я всю жизнь была ярой атеисткой... Просто все, что связано с Богом, меня не волновало. Когда возникали трудности, полагалась на свои силы, помощи не просила. Но однажды я столкнулась с проблемой, которую сама решить не смогла.

Удар
Мой сын Павел ничем не отличался от обычных детей. С рождения у него не было никаких проблем со здоровьем, обычный ребенок. Поэтому то, что случилось с Пашей в двухлетнем возрасте, для нас с мужем стало полной неожиданностью. Однажды он сидел на детском велосипеде... а потом упал с него - не встает. Я решила, что он притворяется. Но оказалось, что Паша лежит без сознания. Вызвали "скорую помощь"... То, что произошло с Павлом, было симптомами эпилепсии. Его положили в больницу. Паше делали уколы, а мы с мужем по очереди дежурили возле его постели, держа рядом с головой лед, чтобы мозг сына не перегревался. Оказалось, что приступы были реакцией на малейшее повышение температуры тела. Через месяц приступ повторился... За этот месяц я перечитала в медицинских справочниках все, что касалось эпилепсии: симптомы, методы лечения, оказание первой помощи. Правда, когда начинался очередной приступ, все мои знания вылетали из головы. Конечно, мы с мужем не только читали книжки. Мы искали хороших врачей и в итоге решили свозить Пашу на обследование в детский неврологический центр в Санкт-Петербург. Обследовав ребенка и не поставив конкретного диагноза, врачи все же настаивали на комплексном лечении противоэпилептическими препаратами.

Тогда мы обратились в консультативное отделение НИИ имени Бехтерева, который специализируется на исследовании мозга. Но и там профессор  сказал нам: - Я более двадцати лет занимаюсь исследованием детской эпилепсии. Скажу вам откровенно, как если бы Павел был моим ребенком: шансов на то, что болезнь пройдет сама собой, нет. Надо как можно раньше начинать лечение противоэпилептическими препаратами...

В поисках надежды
Я по натуре человек основательный: когда покупаю лекарства себе или детям, всегда читаю аннотации. Я купила все, что советовали врачи. И когда прочла раздел "побочные эффекты", мне стало страшно. Там был тако-ой список!..Я сказала мужу:
- Олег, я не буду давать Паше эти препараты. Но если не лекарства, то что могло помочь нашему ребенку? А в это время мой муж по совету друзей уже начал ходить в одну из питерских церквей. Поверив во Христа, он сказал мне: "У нас есть шанс на исцеление Павла, и мы должны этот шанс использовать". И я согласилась пойти с ним в протестантскую церковь, пастором которой был Сергей Тимохин. Признаться, после тишины православного храма (туда я тоже обращалась в надежде спасти сына) мне было трудно воспринимать другую форму богослужения: пел не только специальный хор, но и все прихожане, молились люди вслух, причем каждый самостоятельно...

Взглянув на мое вытянувшееся лицо, Олег сказал:
- Ладно, я все понял, давай сейчас - домой, а потом, в другой раз, зайдем.
Но я понимала, что можно не успеть, что другого раза, другой возможности может просто не быть. И я осталась. Все время, пока проповедовал пастор, я боролась с собой. Муж сказал мне, что нужно покаяться перед Богом, и я взвешивала все "за" и "против". В конце концов, чтобы не мешать проповеднику лишними разговорами, я взяла ежедневник Олега и написала ему записку: "Я пойду за тобой, как нитка за иголкой. Но вся ответственность за этот шаг пусть ляжет на твои плечи".

"Если это поможет, я это сделаю"
В конце служения, когда прозвучал призыв к покаянию, я вышла вперед. Пастор произносил слова молитвы, а я повторяла их с одной только мыслью: "Если это поможет Павлу, я сделаю все, что угодно". А потом, после служения, меня пригласили в комнату для беседы с новообращенными... И вот там я разрыдалась. Я вдруг осознала, отчетливо увидела, поняла, что причина страданий моего сына - во мне, в моих грехах, что вина за его болезнь - на мне. Слава Богу, люди вокруг не говорили мне: "Не плачь, успокойся". Они дали мне выплакаться, "вырыдать" свою вину и боль, и я благодарна им за это. Помню, придя в тот день домой, я очень крепко заснула и часа три спала, как младенец. Проснулась с таким чувством, как будто меня помыли и переодели в чистое белье. Только чистота была внутри, в душе. Хотя я тогда не очень-то осознавала, что сама получила спасение и прощение грехов. Мои мысли были заняты сыном, и у меня появилась твердая уверенность в том, что своим покаянием я дала ему шанс. Шанс на исцеление. После этого у Павла случился еще один приступ, но он был последним. Больше эпилепсия его не атаковала.

Медленно, но верно
Первые шаги в вере дались мне нелегко. Наверное, потому, что муж торопил меня. Он хотел, чтобы я "выполнила пятилетку в четыре года": "Больше посвящай времени Богу, молись, читай Библию"... Но такой уж я человек: мне нужно каждый шаг пройти самостоятельно, осознавая, что и зачем я делаю. Подгонять меня бесполезно. А Олег хотел ускорить процесс.

Из-за этого у нас в семье даже начались конфликты. Я говорила мужу:
- Не торопи меня. Если есть какие-то "ступени" приближения к Богу, я хочу пройти каждую из них.
- А я хочу поднять тебя "на лифте"! - убеждал меня муж.
Но я возражала:
- К Богу нельзя "на лифте"! 
В конце концов Олег перестал на меня давить, и я спокойно, без спешки начала читать Библию. Дала себе слово, что прочту ее от корки до корки, но не "запоем", а по чуть-чуть. То же самое и с молитвой: я говорила с Богом, когда мне было что сказать. Постепенно я стала замечать, что многие мои греховные привычки, неправильные стереотипы поведения исчезли сами собой. Моя жизнь изменилась, причем без особых усилий с моей стороны. Конечно, я не превратилась в идеального человека, но ясно увидела: Бог производит в моей душе Свою работу, внутренне очищает меня. А потом Божья работа стала проявляться и во внешних, физических переменах. Мы с мужем съездили в Санкт-Петербург на служение с участием Бенни Хинна. Там молились за исцеление, а у меня было заболевание щитовидной железы, которое требовало постоянного принятия гормональных препаратов. 

На том служении я попросила Бога исцелить меня. А еще я сказала: "Если Ты, Господи, хочешь, чтобы у нас с Олегом был еще ребенок, пусть это будет девочка". (Ведь я уже родила троих мальчиков). Через два месяца после того богослужения я заметила, что не нуждаюсь в приеме лекарств от болезни "щитовидки", без них мне не становится плохо! Чуть позже, когда в связи с беременностью я сдавала анализы на гормоны, выяснилось, что я абсолютно здорова. Бог исцелил не только моего сына, но и меня! И на этом чудеса не закончились: у нас наконец-то родилась девочка. Я пришла к Богу вслед за мужем, как нитка за иголкой... и не жалею об этом.
    Алена Молчанова.

Вам понравилось сообщение? кликнете "интересно", и поделитесь с друзьями в соц.сети. Спасибо. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Ваши комментарии вдохновляют на работу...спасибо.